КУДА ПРОПАЛА ПЕЧЕНЬ ЯГНЁНКА?


Однажды Иисус странствовал по земле один. Как-то раз к нему обратился один паренёк, бездельник порядочный:

— Отец! Возьми меня на работу, буду тебе служить до самой смерти.

— Ладно, будь по-твоему, — сказал ему Христос, и дальше они уже вдвоём продолжали путь.

Идут они так по лугу, и говорит слуге Иисус:

— Вот что, парень! Вон там стадо овец, а мне уж и есть захотелось. Если пастух спит, ты его не буди, пусть спит себе праведным сном. Ведь денег-то у нас нет. Пойди туда, поймай одного хорошего барашка: мы его разделаем и зажарим.

— Ой, я, отец, не пойду! Я в жизни никогда ничего не крал, а тем более овец!

— Ну, ладно, слуга, пойду я и принесу его, а ты тем временем сходи в деревню и попроси у людей хлеб да соль.

— Я, отец? Нет, не пойду я! И отец мой не был ни вором, ни попрошайкой. И я таким не стану!

Что ж, пошёл Иисус сам: поймал жирного ягнёнка и принёс его. Говорит он слуге:

— Пока я схожу за хлебом и солью, разделай этого ягнёнка, разведи хороший костёр, чтобы барашек поскорее зажарился.

Иисус пошёл в деревню. А слуга принялся за работу, начал разделывать ягнёнка. Потом костёр развёл. Вынул он печень ягнёнка, зажарил её и съел.

Когда Иисус возвратился с хлебом и солью, он огляделся вокруг и нигде не увидел печени ягнёнка.

— А где же его печень? — спрашивает он у слуги.

— Какая печень? — удивился слуга. — Я никогда не слышал, чтоб у ягнёнка печень была.

— Да как же это? Конечно, есть у него печень, как и у всякого животного. Скажи просто, что ты её пожарил и съел.

— Я? Как же я мог её съесть, когда её вообще не было!

— Ну, погоди! Вон по дороге идут два странника, по одежде видно, что они мясники. Вот они и скажут, есть ли у ягнёнка печень или нет.

— Пусть говорят, что хотят. Мой отец тоже пастухом был, но я никогда не слышал, что у ягнёнка есть печень.

Тем временем подошли странники.

— Постойте минутку, добрые люди! — окликнул их Иисус. -Вы, как я вижу по одежде, мясники. Тогда скажите нам, есть ли у ягнёнка печень.

— Да, мы мясники и знаем, что у ягнёнка есть печень, как и у всех других животных.

— Ну, парень, слышишь? — спросил Иисус. Но слуга всё упорствовал, всё твердил и стоял на своём: у ягнёнка ни грамма печени не было.

Так к единому слову не пришли да и разошлись: странники пошли своей дорогой, а Иисус со слугой — своей.

Как-то прослышал Иисус, что у одного богатого человека очень сильно заболела красавица дочь. Вот они и пошли туда. Иисус сказал, что за один день он вылечит девушку. Надо лишь построить из кирпича маленький домик, выложить печь, но в домике не должно быть ни дверей, ни окон. В печи нужно развести огонь, да такой, чтобы снаружи было так же тепло, как и внутри домика.

Как только построили домик, сразу же на лавку положили больную девушку. Иисус достал из своей мантии палаш и сказал:

— Ну, слуга, отруби этой девушке голову!

— Я, отец, не стану рубить голову, потому что и мой отец не был палачом, и я им не буду!

— Ладно, слуга, отрублю голову я сам.

И вот одним взмахом Иисус отрубил девушке голову, а потом бросил тело в горячую печь, и оно сгорело там дотла. Лишь зола осталась.

Тогда Иисус взял из печи чуть-чуть золы, как раз той золы, где было сердце девушки. Посыпал он её себе на ладонь, поплевал и сказал:

— Вставай и иди!

И вот девушка ожила, стала в семь раз краше, чем прежде.

Всё это наблюдал слуга. Подумал он, что и сам уже научился этому мастерству. Значит, и из него уже может получиться такой доктор. Вот он и говорит Иисусу:

— Ну, отец, не буду я у тебя больше служить: то ты меня воровать учишь, то убивать. Отдай мне мои деньги, и пойду я своей дорогой. (Я ведь забыл сказать, дорогой читатель, что Иисус за триста форинтов взялся вылечить больную девушку.)

— Ладно уж, дам тебе денег, — говорит ему Иисус, — если признаешься, что ты съел печень ягнёнка.

— Да не ел я, отец, печени! Не было же печени-то у ягнёнка!

Однако Иисус всё же отдал слуге его долю, и тот пошёл своей дорогой.

И прослышал парень, что у одного богатого человека очень сильно заболела его единственная дочь. Вот и пошёл он туда, выдал себя за лекаря и сказал, что он вылечит девушку, что на него можно положиться.

Приказал он, чтобы из кирпича построили маленький домик, но чтоб без окон и дверей, как когда-то видел у Иисуса. Печь же велел натопить дровами, да так, чтобы и снаружи было так же жарко, как и внутри дома. Когда всё было готово и лекарь остался наедине с девушкой, он вытащил из-под тулупа палаш, наточил его и отрезал девушке голову. Потом бросил он девушку в горящую печь. Там девушка и сгорела дотла.

Затем лекарь взял кочергу и, как видел это у Иисуса, выскреб немного пепла из печи. Положил этот пепел себе на ладонь. Поплевал чуть-чуть и сказал:

— Вставай и иди!

Смотрел он, смотрел, но девушка не появилась. Снова положил он пепел на ладонь, но девушка по-прежнему не появлялась. То же самое он проделал и в третий раз, но девушка так и не ожила. Ох, не на шутку испугался наш лекарь! Снова полез он в печь выгребать золу. Положил он снова её на ладонь, поплевал и сказал:

— Вставай же ты, свинья, ведь схватят меня! Вставай же ты, скотина, ведь меня повесят, если ты не воскреснешь!

Но девушка так и не ожила. Исчез и пепел.

А хозяин тем временем уже тревожиться начал: что же так долго там делает лекарь? Послал хозяин своего слугу, но тот в домике никого не нашёл, кроме лекаря. Рассказал об этом слуга своему хозяину, вошли они в домик и схватили горе-лекаря. Скрутили ему руки. Потом нашли у него палаш, которым он отрубил девушке голову. Выволокли они виновника и передали в руки закона. Суд же приговорил его к смерти, повесить!

Подвели его к виселице и уж собирались повесить. Но вдруг он попросил разрешения ещё раз, в последний раз, посмотреть вокруг. Ему это разрешили. Смотрит, смотрит он вокруг и видит: Иисус стоит к нему спиной. Закричал преступник:

— Выйди, отец, и помоги мне, а то меня сейчас повесят!

Иисус попросил разрешения подойти к виновному.

— Отец, мы же знаем друг друга: я помогал тебе, охранял тебя, а теперь ты спаси меня!

— Постой-ка, — сказал Иисус Христос, — у тебя на шее верёвка, правда ведь?

— Да, да, отец, вот и повесят же, если не поможешь мне.

— Погодите, — обратился Иисус к суду, — простите вы этого человека. Я воскрешу ту девушку. Но кто же съел печень ягнёнка?

— О, святая Троица, да не было у ягнёнка печени!

— Ну, ладно, — сказал Иисус, — пойдём отсюда!

Пришли они вместе в маленький кирпичный домик. Иисус сразу же сунул руку в печь, нашёл немного золы, положил на ладонь. Потом поплевал и сказал:

— Вставай и иди!

И в тот же миг на радость родителям явилась девушка, да в семь раз краше прежнего и, главное, здоровая.

Отпустили наших лекарей с честью и достоинством, заплатили им триста форинтов — ведь именно за эту плату лекарь обещал вылечить девушку.

И вот Иисус подошёл к столу и начал делить деньги на три части. А бывший слуга всё смотрел да смотрел, наконец, не выдержал и спросил:

— Что ты сейчас делаешь, отец? Ведь нас всего лишь двое! Ты же на три части делишь деньги, а не на две! Кому третья часть?

— Вот эта горстка денег моя, поскольку я вылечил девушку.

— А вторая?

— Это твоя часть, поскольку ты взялся вылечить девушку.

— А третья?

— Третья?.. Будет тому, кто съел печень ягнёнка.

— Отец! — громко вскрикнул обманщик. — Честное слово, во имя святой Троицы, это я съел печень ягнёнка, пока ты ходил в деревню за хлебом и солью.

— Во-о-от как! Если это ты съел её, то дорога тебе теперь в ад, в вечный огонь!

В тот же миг у всех на виду черти быстро унесли лжеца в ад.


lkejrlkelkrgner klrjnelknfrkl ekjnrjkenfrej

1